Цифровизация медицины. Что ждет врачей и пациентов?

20 Nov 2018
1271
Прослушать

Сергей Александрович Румянцев - онколог, гематолог, профессор, член-корреспондент Российской Академики Наук – о высоких технологиях и телемедицине.

– Здравствуйте, Сергей Александрович.

Здравствуйте!

– ​Как вы считаете, полезная ли штука – цифровизация медицины? Поможет ли она сделать более доступной квалифицированную медицинскую помощь? Поможет ли она удешевить, оптимизировать процесс получения квалифицированной медицинской помощи?

– Она не полезная или неполезная. Она неизбежная. И, когда мы говорим о том, что она входит в нашу жизнь, это не совсем так. Она вошла уже давным-давно. Внедрение цифровых данных и их обработки в практику врача уже произошло в течение последних двух десятилетий. Цифровизация – это работа всей высокотехнологичной техники. Диагностической, терапевтической, и так далее.

Это выполнение молекулярно-генетических анализов, это решение сложных алгоритмов и поиски данных. Другое дело, что у нас условия существования такие, что это должно быть формализовано, и в первую очередь, для того, чтобы создать рынок и регулировать его. Те нормативные акты, которые сейчас вышли - можно спорить, хорошие они или плохие, но они нужны были давно.

– Государство готово финансировать цифровизацию медицины. Вы считаете, это правильно?

Я считаю, что это единственный возможный вариант. Потому что государство для того и создаётся, чтобы чему-то придать определённые возможности и импульс. Потом этот процесс будет работать самостоятельно.

– ​Есть ли место в этом процессе и частно-государственному партнёрству, в каких областях вы видите возможности для софинансирования?

– Государственно-частное партнёрство однозначно возможно. Вопрос куда там потекут основные потоки инвестиций, а это зависит от инвесторов. С инвесторами в нашей области плохо, потому что когда нечего пощупать, как-то очень сложно понимать, за что отдаёшь деньги. Поэтому процесс этот идет с очень большим скрипом.

Венчурного финансирования в цифровизации медицины нет. Есть государственное финансирование. В Европе и в Индии, например, и во многих странах используется такой подход: выделяется бюджет какой-либо частной компании, перед которой стоит задача улучшить или достичь каких-то целевых показателей по здоровью населения на этой территории. 

– Почему вы считаете, что всё, что происходит тут, может происходить по каким-то другим закономерностям?

– Мы не можем заставить коммерсантов. Мы можем им сформировать условия, когда они сами захотят что-то сделать, вложить деньги, например. Но по взмаху волшебной палочки, это не запустится. Процесс долгий.

– Если государство формализует правила и финансирует самый капиталоёмкий стартовый этап, то предполагается, что цифровизация должна существенным образом удешевить процесс медицинского обслуживания?

– Безусловно. Успехи современной медицины уже давно не связаны со скальпелем хирурга  или руками терапевта, это следствие использования высоких технологий. А высокие технологии – это большие данные. Эти большие данные копятся, их надо хранить, обрабатывать и анализировать.

– Как изменится роль врача?

– Я надеюсь, что никак. Идея о том, что благодаря каким-то системам, искусственному интеллекту, мы заменим человека – ерунда. Наоборот. Мы этому человеку создадим совершенно иные условия для творчества. То есть, избавив его от массы повседневных задач, мы ему освободим время - для мыслей, творческого процесса, совершенствования.

– Какое количество врачей сегодня готово к использованию такого рода инструментов в своей работе?

– Не возникает ничего такого нового для врачей, что они начинают использовать. Они как жили, так и живут. Но многие вещи сейчас могут быть отрегулированными. С помощью развития законодательства. 

– Как часто вам приходится с оглядкой на такое быстрое развитие технологий перестраивать учебные процессы и вводить новые дисциплины?

– Этот процесс непрерывный, и он всегда был.

– Студенты, которые сегодня выпускаются из университета, насколько они готовы к этой жизни?

– Ну уж во всяком случае точно лучше меня. Потому что в принципе изменение окружающей среды естественно меняет человека. У нас полностью перестроилось восприятие действительности. Современные дети развиваются иначе. Если раньше человек в основном общался, то есть, для того, чтобы реализовать какие-то желания, ему нужно было что-то сказать, то теперь ему надо нажимать на кнопки.

И поэтому у него полностью изменилась жизнь. Он мир познает уже через эту призму, через эти устройства. Мы просто изменились. И поэтому люди, которые обучаются сейчас, они отличаются от студентов двадцатилетней давности. Они просто другие, потому что живут в другом мире.

– Возвращаясь к роли государства в урегулировании и в определении следующего этапа, хотелось бы понять, кто является заказчиком этого глобального процесса цифровизации?

– Это процесс естественный. Многие вещи возникали не совсем сами по себе, но в силу этого процесса. Заказ на создание конкретных технологий или приборов, гаджетов, конечно, должен поступать от врачей.

Второй ключевой игрок здесь пациент. Никаких экономистов, извините, рядом не стояло. Человеку плохо, и есть человек, который может ему помочь. Точка. А вот уже потом начинаются вопросы.

– А пациента тоже ведь никто не спрашивает, на самом деле.

– Вопрос то не в этом. Новые товары на рынке возникают не от того, что кто-то у кого-то что-то спросил? Возникает некое предложение, оно на рынок вбрасывается. Рынок реагирует – или не реагирует.

– То есть, всё-таки, получается, что мы говорим о рынке, и рассматриваем оказание помощи пациенту, как медицинскую услугу?

– Я категорически против рассматривания медицины как услуги в принципе. К сожалению, в нынешних условиях это так, но это неправильно. Потому что это процесс, а не услуга. И соответственно измеряться он должен не так, как какие-то услуги с точки зрения экономики.

– Себестоимость, прибыль…

– Конечно, это абсолютно не так. Это вещь не усредняемая, не загоняемая ни в какие экономические там рамки и так далее.

Будут экономисты, не будет экономистов – рынок от этого не исчезнет. Рынок – это процесс естественный и абсолютный. Это часть нашего социального существования. Я говорю о рынке не с точки зрения какой-то экономической модели, а с точки зрения естественного процесса. Массового внедрения любого процесса.

Пациенту удобнее, если у него есть возможность, когда у него что-то болит, не идти куда-то, а воспользоваться компьютером или позвонить.

– Есть задача - улучшение качества жизни человека. Очень важно, чтобы мы этот процесс правильно оцифровали, правильно, честно по отношению к врачу, оплатили, и очень верно определили ответственных за результат. Так?

– Конечно. И это вопрос взаимодействия всех участников. Врач должен объяснить те нюансы, которые он считает важными. С точки зрения постановки диагноза, выбора терапевтической тактики, мониторинга важных заболеваний. Соответственно, IT-специалисты должны  создать инструменты удобные и для врача и для пациента. А экономисты должны обеспечить адекватное функционирование финансовой части системы цифровой медицины.

– Как Вы считаете, можно будет спустя годы достоверно оценить эффект от цифровизации медицины?

– У нас не будет контрольной группы. Вот если бы мы в одном регионе сделали, а в другом – не сделали, мы бы имели возможность сравнить.

Надо выслушивать всех, все точки зрения, и пытаться выработать консолидированные решения – вот адекватный подход. Другого пути просто нет.

– Как Вы считаете, что на этом пути точно нужно сделать, для того, чтобы мы шли в это светлое будущее?

– На самом деле, главное не забывать, что это делается для конечного потребителя – пациента и врача. Собственно говоря, больше потребителей на этом поле нет.

– Какие изменения в медицине Вы хотели бы увидеть вот еще при вашей жизни?

– Я думаю, что в краткосрочной перспективе основной упор надо делать на развитие информационных технологий и возможностей, потому что  физики, химики, системные биологи, - они уже сделали значительно больше, чем может быть использовано например, в клинической медицине.

Должны появиться новые специальности, которые, в настоящий момент, не кажутся медицинскими. Они поднимут на новый уровень наши знания о всех болезнях, которые мы сейчас изучаем.

Подготовка текста: www.infox.ru