Телемедицина в России: слово за регулятором

Телемедицина в России: слово за регулятором

17 Nov 2015
2406
Прослушать

Основной закон, который регулирует оказание медицинских услуг гражданам, – это ФЗ РФ № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 года "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации". Этот же закон является большим препятствием в развитии телемедицины в России.

Почему так? Во-первых, в законе четко оговаривается место оказания медицинской помощи - это медицинская организация. Исключение сделано только для бригад скорой помощи. Таким образом, первый возникающий вопрос для телемедицины: где оказывается дистанционное консультирование граждан? Юридически, никаких сведений об этом нет: закон ни прямо не запрещает, ни прямо не разрешает эту историю.

Вторая проблема заключается в том, что законодательное определение «медицинская услуга» крайне туманно и допускает разночтения. Так как медицинские услуги, как и программное обеспечение, не облагаются НДС, то из-за отсутствия четкого понятия медицинской услуги клиника, оказывающая дистанционную услугу, вынуждена либо платить НДС на эту услугу, либо может пострадать от претензий налоговых органов.

Также в законодательстве не описана услуга «врач-врач», например, в ситуации, когда несколько врачей вырабатывают совместную рекомендацию. Представьте ситуацию, когда один врач снял показания диагностики, а саму расшифровку сделал другой медицинский работник. Законодательно не определяется, кто несет ответственность за результаты такой диагностики. Аналогичная история и со способом оплаты телемедицинских услуг.

Тем не менее, главное, что тормозит развитие телемедицины, это отсутствие четкого определения телемедицинских услуг «врач-пациент»: кем могут такие услуги оказываться, каким образом регулируется ответственность врача или медицинской организации в такой ситуации.

Предложения по изменению законодательство уже несколько лет делаются различными организациям, в частности ФРИИ и, с недавнего времени, Институтом развития интернета. Однако пока ничего не изменилось.
Отдельная проблема – это применение ФЗ-152, в котором медицинские данные относятся к наивысшей категории защищаемых данных, что трудно обеспечить в случае обмена информации между врачом и пациентом. Так как большинство стандартов (хотя их, как таковых, нет) требуют защиты не только канала передачи информации, но и непосредственно рабочего места, медицинская услуга не может быть оказана абонентам, у которых нет возможности применять сертифицированные средства защиты.

Телемедицинские сервисы, конечно, стараются этот вопрос решить. Мы, например, проблему соблюдения 152 закона решаем тем, что деперсонифицируем данные. Пациент имеет доступ к своим данным, но врач может их просматривать только на правах анонимности. Это решение позволяет и обеспечить безопасность данных, и следовать букве закона. Другой вопрос, что это может быть неудобно в случае, когда медицинская организация создает для пациента собственный личный кабинет и, естественно, делает его персонифицируемым. Фактически, это не соответствует законодательным требованиям на сегодняшний день.

Второй тонкий момент, который мы научились решать в рамках нашего телемедицинского сервиса - это проблема определения «медицинской услуги». RuHealth предлагает клиникам организовывать комплексные программы, включающие в себя очный прием и сопровождение пациента между визитами с использованием нашего портала. Так как услуга включает в себя очный примем и является единой, она однозначно может быть квалифицирована как медицинская услуга. Однако, например, первичное ориентирование пациента до первичной очной консультации врача может оказываться только в рамках «информационной услуги»

Несмотря на то, что отдельные телемедицинские сервисы развиваются в России и все большее количество медицинских организаций – как коммерческих, так и государственных – предлагают своим пациентам дистанционные услуги консультирования, без изменений на законодательном уровне широкое распространение этих услуг вряд ли станет возможным.

Автор - Андрей Соболев, директор по развитию RuHealth