Свое — надежное: как меняется стратегия импортозамещения в свете последних событий

18 May 2022
257
Прослушать

События последнего десятилетия показали, что программу импортозамещения в российском медпроме следует расширять. Лишь отечественные разработки могут гарантировать стабильность работы медорганизаций и непрерывность оказания медицинской помощи россиянам. Наглядное подтверждение тому информатизация здравоохранения, которая осуществлялась с использованием только российского ПО и оказалась наиболее устойчивой в новых условиях. Об этом говорилось в рамках круглого стола “Импортозамещение в медицине” на канале evercare.ru 13 мая.

Ведущий круглого стола к.м.н., заведующий лабораторией Института цифровой медицины Первого МГМУ им. И.М. Сеченова Игорь Шадеркин попросил спикеров рассказать несколько слов о себе и своей экспертизе.

Сергей Воинов, директор по акселерации, руководитель направления Цифровая Медицина Фонда Сколково, директор Центра инноваций и Интернета вещей в здравоохранении: 

Биомедицинский кластер Фонда Сколково и сам Фонд занимаются развитием стартапов. В нашем портфеле сейчас более 600 стартапов, из которых более 100 относятся к цифровой медицине. 

Андрей Березин, директор по развитию ГК Дельрус:

Мы - одни из самых крупных дистрибьюторов на рынке. Начинали со Службы крови, а последние 10-15 лет активно развиваем собственное производство. Сейчас занялись направлением цифровой медицины, носимыми устройствами, вкладываем в производство расходных материалов для in vitro диагностики. Мы закрываем порядка 90% всех потребностей ЛПУ в поставках, работаем в том числе “под” ключ на этапе строительства новых медицинских объектов.

Андрей Виленский, генеральный директор ООО «Научно-технический центр «МЕДИТЭКС», исполнительный директор Медико-технического кластера Московской области, советник директора Национальной ассоциации участников рынка ассистивных технологий «АУРА-Тех»:

С 2010 года мы являемся консалтинговой компанией. Помогаем стартапам разрабатывать документацию, регистрировать медицинские изделия и выводить их на рынок.

С какими сложностями столкнулись участники круглого стола на фоне введения экономических санкций против России?

Виленский: Доля импорта на рынке медицинской техники в России более 75%. Остальные 25% - изделия отечественных компаний, которые построены на импортной компонентной базе. Поэтому с введением санкций, осложнением логистики мы оказались в сложной ситуации. Перестройка поставок происходит, но недостаточно быстро. Поскольку у отрасли нет единого регулятора, поэтому мнений, что и как изменить, несколько, и они разные. 

Березин: Медицинские изделия выведены из-под санкций, так что проблем с поставками готового импортного оборудования и изделий мы не видим. Но есть проблемы со сроками и логистикой поставок, а также с обслуживанием того оборудования, которое уже установлено в учреждениях России, потому что все компоненты попадают под категорию двойного назначения. И Европа, в отличие от США, оказалась не готова к получению новых экспортных деклараций. Мы попытались быстро перевести производство на азиатские компоненты, но логистика была не готова. Некоторое сырье требуется возить холодильниками, их из Китая крайне сложно найти. 

Воинов: Есть и позитивные моменты. То, что мы годами просили для наших резидентов в качестве мер поддержки, на волне кризиса было введено очень оперативно. Так что финансирование отрасли внутри страны, по нашим ощущениям, не пострадало. Оно устойчиво. Условия его получения стали привлекательнее. Среди резидентов Фонда мы не наблюдаем катастрофического оттока компаний (релокации). Вся эта ситуация, на мой взгляд, показала компаниям, что, имея бизнес здесь, логично открывать подразделения за рубежом. 

Хочу обратить внимание на то, что исторически так сложилось, что программное обеспечение для здравоохранения у нас в стране было исключительно отечественное. Так что IT-сегмент меньше других ощутил влияние санкций. Это весьма показательно.

Что будет дальше? Покинут ли иностранные игроки российский рынок, чтобы не рисковать своей репутацией на других рынках, смогут ли отечественные производители занять опустевшие ниши, смогут ли они найти финансирование для своих идей, спросил спикеров Шадеркин.

Виленский: Я думаю, что рынок поменяется. Произойдет укрупнение, слияние, останутся более крупные и сильные компании. Конечно, не стоит перегибать палку - полностью обойтись без импорта уже невозможно. Но какие-то критические товары наверное нужно производить внутри страны.

Березин: Топ-5 мировых вендеров останутся в России. Они изменили логистические цепочки, сменили полностью учредителей. А вот средний сегмент, который составляет основу поставок в здравоохранение, может пропасть с рынка. Поставщики этого сегмента не могут рисковать репутацией в других странах, поэтому они не в состоянии продолжать работать в России. 

Мы много говорим о негативных последствиях, но есть и положительные моменты. Сейчас очень активно развивается рынок мелких компонентов для медизделий. У нас появляется большое количество полимерных производств, из металла. 

Виленский: Мне не нравится термин “импортозамещение”. Он несет в себе какой-то неправильный вектор. Нужно развивать собственное производство, и тогда оно само заместит все, что нужно заместить. В настоящий момент решения правительства происходят скорее как некое затыкание дыр, чтобы не допустить критических ситуаций с обеспечением граждан, но за ними должны последовать и другие: пересмотр стратегии развития медицинской промышленности. Мы должны поставить новые актуальные цели и задачи. 

Березин: Я противник прямых вливаний в компании, субсидирования. Сейчас государство даст производителю средства, он выпустит свою продукцию, она будет замечательная и инновационная, но в конечном счете будет лежать у него на складе, потому что о ней никто не знает. Он попытается попасть на рынок госзаказа, но его емкость ограничена. Он не так уж велик. Поэтому, как мне кажется, куда большим подспорьем для отечественного производителя со стороны государства было бы обеспечение спроса на произведенную продукцию. Я знаю две такие меры поддержки: СПИКи и офсетные контракты. Последние сейчас будут расширять на регионы. Есть информация, что будет снижен минимальный размер инвестиций до 100 млн руб., с которыми новый производитель сможет участвовать в таких проектах. И это будет гораздо эффективнее субсидий, на мой взгляд. Ведь проблема еще в том, что данная отрасль консервативная, врачи не любят переходить на новые медицинские изделия. И без стимулирования со стороны государства тут никак не обойтись.  

Возможно, в перспективе нам стоило бы продумать заградительные меры в форме установления таможенных пошлин на иностранные медицинские изделия. Это бы тоже помогло помочь отечественному медпрому.

Воинов: Я думаю, что инвесторы тоже сейчас пересмотрят свои стратегии и подходы. Наверное, в России не стоит ждать развития стартапов по американской классической модели, где он должен расти “клюшкой”, а скорее полагаться на стратегию гарантированного спроса в существующей системе здравоохранения плюс расширения на рынки нейтральных стран, с которыми мы можем и будем работать.