Алексей Ремез, UNIM: «Проект Pathology Puzzles нацелен на практикующих патологов, занимающихся онкологической диагностикой».

Алексей Ремез, UNIM: «Проект Pathology Puzzles нацелен на практикующих патологов, занимающихся онкологической диагностикой».

10 Aug 2016
2449
Прослушать

Уважаемые читатели, представляем Вашему вниманию вторую часть интервью с Алексеем Ремезом, генеральным директором компании UNIM, которая является одним из самых успешных проектов в области медицины в России.  С первой частью этого материала можно ознакомиться здесь.

Основная сфера работы продукта Digital Pathology, разработанного компанией UNIM, - онкологическая диагностика. Однако в конце 2015 года компания начала развивать еще один проект, на этот раз из сферы образования – сайт Pathology Puzzles, где врачи-патологи учатся диагностике. Это проект, нацеленный на изучение интересных гистологических случаев, а также на предоставление возможности для коммуникации в профессиональном сообществе

Генеральный директор UNIM Алексей Ремез в своем интервью рассказывает о современных образовательных возможностях телемедицины и о том, почему совместный разбор кейсов – один из наиболее эффективных инструментов обучения для диагностов.

- Как, на ваш взгляд, сегодня меняется медицинское образование и какую роль здесь играет телемедицина?

- Образовательные возможности телемедицины можно разделить на две большие группы. Первая – хорошо развитая и привычная – направлена на студентов: это онлайн-лекции, интерактивные занятия и так далее. Вторая же группа – это постдипломное образование, процесс повышения квалификации. Здесь тоже многое сделано благодаря развитию интернет-технологий. Например, существует известный международный ресурс Pubmed – медицинская электронная библиотека. Наличие такого портала, несмотря на то, что большинство материалов платные, - это очень серьезный прорыв: раньше для изучения какого-то научного вопроса надо было заказывать подписки к журналам, а сейчас все существует в электронном виде.

- А для специалистов каких областей такие возможности обучения более эффективны?

- Есть области, в которых обучающие возможности телемедицины более органичны. Нет более эффективного инструмента обучения для диагностов, работающих в рентгенологии или патоморфологии, чем совместный разбор морфологических или рентгенологических случаев. И сегодня технологии позволяют сотням и даже тысячам врачей работать вместе, как будто они находятся в одной комнате и смотрят в один микроскоп. Например, сидит врач-патолог условно в Рязани, или в Киле, или в Нью-Йорке. Все три врача смотрят в микроскоп, и каждый должен поставить диагноз человеку, потому что именно врач-патолог ставит или не ставит человеку диагноз «рак». И у каждого из этих трех условных патологов есть некий свой набор знаний и опыт – один разбирается в опухолях молочной железы, другой занимается опухолями мягких тканей, третий – костей. Телемедицина дает возможность объединить компетенции этих специалистов. Такую коллегиальность при диагностике обеспечивает, например, наша платформа Digital Pathology, на базе которой существует образовательный проект.

- Когда и почему вы решили его создать?

- В августе 2015 года мы решили провести диагностический конкурс для врачей-патологов. Партнеры из ЕС предоставили нам набор диагностических случаев, которые включают в себя клинические данные и стекла. Эта та совокупность информации, по которой в реальной практике патолог ставит человеку диагноз. В диагностике есть технологический этап: после проведения процедуры биопсии в лаборатории делают стекла, на которых находится тонкий срез ткани, обработанный специальными антителами. Второй этап – врач смотрит на это стекло под микроскопом и ставит диагноз. И на этом стекле, как вы понимаете, черным по белому ни кириллицей, ни латиницей не написано, что это за диагноз, а по классификации ВОЗ онкологических заболеваний несколько тысяч. То есть можно ошибиться не только в том, рак это или не рак, но и в том, какой именно это рак – а это не менее фатальная ошибка. В итоге нам предоставили примерно 14 кейсов, диагнозы по которым мы дополнительно подтвердили у наших партнеров из Великобритании и Норвегии, чтобы исключить ошибку. В конкурсе принимали участие примерно 250 патологов из России, а также врачи из Казахстана, Украины, Белоруссии и Израиля. По итогам этого конкурса мы решили запустить нашу образовательную программу на регулярной основе. Проект называется Pathology Puzzles.

- На кого он ориентирован и как проходит обучение?

- Наш проект нацелен на практикующих патологов – врачей, которые в первую очередь занимаются онкологической диагностикой. Обучение осуществляется онлайн в ходе регулярных диагностических раундов. Каждый месяц участники проекта получают доступ к новому диагностическому случаю (клинические данные и оцифрованные гистологические стекла), над которым могут работать совместно через облачную платформу Digital Pathology. Одно оцифрованное стекло может весить 2-4 Гб, а на один случай таких стекол может быть не одно, а тридцать одно. При этом облачная платформа позволяет работать с этой картинкой так быстро, как будто она находится у вас на компьютере. А самое главное, ее могут видеть сразу врачи из любой точки мира. Вот представьте, сотни специалистов, которые каждый день ставят десяткам человек диагноз, сидят вместе за одним микроскопом, смотрят в него, учатся. Например, такой кейс. Есть набор из 11 стекол и клинические данные: дерматология, пациенту 51 год, были жалобы на наличие выбухающего образования на коже медиальной поверхности нижней трети правой голени; других жалоб нет; было удалено и соответственно направлено на морфологические исследование. Здесь врачи обсуждают случай, высказывают свои точки зрения. Один из врачей считает, что это дерматофиброма (доброкачественная опухоль), а другой видит здесь рак. Врачи приводят свою аргументацию, и в конце концов приходят к неким точкам зрения. В итоге лидер раунда рассказывает, что это было на самом деле и как он это диагностировал. Конкретно в этом кейсе был диагностирован рак. И здесь же есть комментарии врачей, которые отмечают, что в своей практике, столкнувшись с подобным случаем, они бы диагностировали доброкачественную опухоль. Таким образом, врачи с помощью нашего проекта могут одновременно смотреть в один микроскоп, разбирать кейсы и перенимать опыт друг друга.

- В рамках проекта разбираются кейсы по разным видам опухолей или только отдельные направления?

- По разным – весь перечень онкологических нозологий. У нас есть другой продукт Pathology Assistant – это система принятия врачебных решений, которая пока работает только по костным опухолям. Это своего рода гистологический атлас: здесь находится описание всех костных опухолей, только в отличие от книги врач получает не картинки, а оцифрованный набор стекол по каждому случаю. Также здесь есть и диагностические инструменты.

- Какие еще образовательные возможности есть у Digital Pathology?

- У нас есть технология, которая позволяет сотням врачей в реальном времени наблюдать за коллегой, который, сидя за своим рабочим компьютером, разбирает диагностический случай. Самое важное здесь – все видят картинку в отличном качестве, что невозможно сделать в рамках стандартных вебинаров, потому что они ухудшают качество картинки, а это недопустимо с точки зрения морфологической диагностики.

- И сколько врачей сегодня объединяет Pathology Puzzles?

- Сейчас аудитория этого проекта – около 680 патологов со всей страны. Чтобы понимать, много это или мало, я приведу некие общие цифры. В России примерно 3-3,5 тысячи врачей, у которых в дипломе написано «патологоанатом». Но это и врачи судебной медицинской экспертизы, и специалисты, которые занимаются рутинной гистологической диагностикой. При этом врачей-патологов, которые занимаются именно онкодиагностикой, по разным оценкам, 600-800 специалистов на всю страну. Pathology Puzzles по аудитории самый большой образовательный проект в своей сфере в России. Ни на одной конференции не собрать такое количество специалистов и тем более не посадить их за один микроскоп. И да, это действительно образование нового уровня.

- Этот проект объединяет только врачей из России?

- Да, проект Pathology Puzzles – для русскоговорящей аудитории. Но буквально два месяца назад мы запустили подобный проект для международного рынка на английском языке – Pathology Puzzles International. Сейчас проекту всего два месяца, а в нем уже около 400 участников со всего мира. Мы сознательно сделали два проекта, потому что многие специалисты из России не владеют английским языком. Но, разумеется, они также могут принимать участие в международном образовательном проекте.

Случай 23. Пациент 19 лет с забрюшинной опухолью, выполнена инцизионная биопсия.

- Проект платный?

- Нет, он бесплатный, но это коммерческий проект. Здесь могут себя рекламировать фармацевтические компании, занимающиеся разработкой препаратов для лечения онкологии, и поставщики оборудования.

- Какие у вас планы на будущее?

- Сейчас мы работаем над формализацией нашего образования. С 1 января 2016 года в России начала меняться система сертификации врачей. Раньше они регулярно должны были проходить образовательный курс, по итогам которого выдавался сертификат. Теперь же внедряется балльная система. Баллы присваиваются за методическую, научную работу, за участие в конференциях и образовательных мероприятиях. Мы в свою очередь формализуем нашу образовательную часть с точки зрения назначения баллов. Если патолог активно участвует в нашем проекте, если он изучает случаи вместе с коллегами, высказывает мнение, он должен получать эти баллы. Сейчас мы активно работаем с российским обществом патологов, встраиваемся в систему аккредитации.

Безусловно, на первом плане сейчас стоит развитие Pathology Puzzles International. Осенью 2016 года мы проведем уже второй диагностический конкурс, и это тоже укладывается в рамки образовательной стратегии.

Кроме того, у нас есть проект создания Radiology Puzzles – для специалистов-рентгенологов и Oncology Puzzles – в рамках которого междисциплинарная команда специалистов (онколог, химиотерапевт, патолог, рентгенолог) сможет совместно разбирать клинические случаи, определять оптимальную тактику лечения и т.д.

Случай 10. Мальчик, 15 лет. В течение 6 месяцев беспокоят периодически возникающие боли вокруг левого коленного сустава после незначительной травмы. Месяц назад присоединился легкий отек мягких тканей в этой же области. При обследовании было выявлено хорошо ограниченное образование  левой большеберцовой кости. Выполнен кюретаж. Материал направлен на гистологическое исследование.

- Если говорить про общий процесс образования врачей-патологов с учетом возможностей телемедицины, чего, на ваш взгляд, все-таки не хватает? Где есть пробелы?

- Существует серьезная нехватка оборудования, которое позволяло бы сканировать стекла. Оно есть далеко не в каждой лаборатории. И это в какой-то степени ограничивает образовательный процесс. Кроме того, важно, чтобы технологии внедрялись на государственном уровне, ведь государство заинтересовано в повышении квалификации практикующих врачей. Если говорить не только о постдипломном образовании, то было бы здорово, чтобы технологии внедряли вузы, которые готовят специалистов. Однако в целом, надо сказать, процесс у нас движется достаточно динамично, каких-то существенных ограничений, которые бы тормозили развитие технологий во врачебном образовании, я не вижу.

- Ваша программа нацелена на постдипломное образование практикующих врачей. Вы не планируете привлекать в проект и студентов?

- Это необходимо и здорово, могло бы качественно повысить эффективность обучения, но пока это все на уровне разговоров.

- Времени с момента запуска проекта прошло еще достаточно мало, но, возможно, вы уже можете оценить какие-то результаты? Как вы измеряете эффективность своего образовательного проекта?

- Времени, действительно, прошло еще мало, поэтому пока мы в первую очередь ориентируемся на отзывы и на ту информацию, которой врачи делятся с коллегами в рамках проекта. По-моему, это самый яркий пример эффективности такого образования, когда врач после разбора кейса говорит, что в практике он поставил бы один диагноз, а здесь видит, что должен быть совсем другой. Оценивать же глобально за полгода эффект от этого формата обучения, я думаю, пока рано.